Что такое психосоматическое расстройство?

Именно наличие или отсутствие самой болезни отличает в психосоматике расстройство от заболевания. Психосоматическое расстройство если и можно лечить, то только препаратами влияющими на психику, а не на органы и системы. И то не лечить, а приглушать симптомы. И вот почему.

Психосоматическое расстройство

Когда речь заходит о психосоматических расстройствах мы понимаем, что в таких случаях человек страдает от различных симптомов (болей, резей, спазмов, сбоев в сосудистых проявлениях (головокружений, скачков давления), снижений функций разных органов (потеря слуха, голоса, зрения), ложных позывов и нарушенных рефлексов и пр..), но тщательное медицинское обследование не обнаруживает никакой патологии органа или системы органов. И если в варианте психосоматического заболевания клиент может спокойно пойти к врачу, получить «таблетку», принять ее и выздороветь, то в данном случае, врач может только посочувствовать и направить к психиатру, т.к. невозможно лечить болезнь которой нет. При этом пациент продолжает настаивать на лечении поскольку каждый из его симптомов абсолютно настоящий (вплоть до реального расстройства стула, спазма бронхов и удушья или заоблачного артериального давления), однако если врач что-нибудь назначает результат скорее всего не наблюдается. Нередко бывает даже и так, что лечебного эффекта от  препарата нет, а побочные действия есть.

Причина такого состояния заключается в том, что на самом деле поломка не в органе или системе, а поломка в передаче информации от мозга к органам и обратно. В такой ситуации случилось нечто, что изменило процессы расшифровки символов и привело к различным психологическим расстройствам. В основе такого состояния может быть и отравление (как прямое, медикаментозное (н-р, абузусная головная боль) так и вызванное токсическими элементами самого организма (нарушение работы печени, почек)). Может быть причина и в органической патологии (последствия микроинсульта, опухоль, травма). Однако чаще всего речь идет о нарушении химии мозга (гормонального дисбаланса) вследствие депрессии или вследствие невроза, когда все силы направлены на обработку, подавление и вытеснение какой-то проблемы, и на адекватную обработку информации не остается ресурса.

После того как человек проходит обследование исключающее прямое токсическое воздействие или органику, он заручается поддержкой психотерапевта. И только в том случае если клиент понимает, что проблема не в органах, а в мозговой дисфункции, если не примеряет на себя техники работы с психосоматическим заболеванием (!), а следует процедуре работы с неврозом или депрессией, у него появляются шансы на избавление от самого симптома (психосоматического расстройства). В то же время часто клиенты затягивают с обращением к специалистам, т.к. расстройства в отличие от болезни можно подавлять силой воли, терпеть и игнорировать. Тогда они сами не замечают, как постепенно расстройство становится частью их жизни, и частью жизни их близких. Это формирует крепкую созависимую структуру с элементами вторичной выгоды каждого из участников, что в дальнейшем станет существенным препятствием для избавления от симптома, т.к на фоне расстройства будет наработана значительная часть стереотипов, установок, форм взаимодействия и привычных автоматизмов, как дома в семье, так и на работе, в отношениях с друзьями, в поликлиниках и пр..

Однако даже если с помощью не затягивать, работа такая всегда сложная, так как в силу нарушения передачи и интерпретации информации клиенты часто ошибочно оценивают свое состояние. Тогда они либо впадают в зависимость от психотерапевта (чтобы терапевт постоянно давал обратную связь и обращал внимание на то, что клиент сам не замечает), либо наоборот обесценивают работу психотерапевта и прерывают психотерапию (в другой статье я буду описывать психосоматическую игру «мне никто не может помочь»). Ни один из этих вариантов не ведет к избавлению от психосоматического расстройства, в то время как чем больше дополнительной симптоматики появляется, тем сложнее мозгу оперировать информацией, а человеку адекватно взаимодействовать со средой.

Сокращенный пример усугубления психосоматического расстройства можно представить так:

СРК (синдром раздраженного кишечника) — это боли и расстройства кишечника в здоровой системе — сбой в передаче информации. Здесь и сейчас нужно обратиться к специалисту, а не ждать когда будет:

СРК+ОКР (обсессивно-компульсивное расстройство) — создание ритуалов по освобождению кишечника или голоданию в определенные моменты.

СРК+ОКР+ПР (паническое расстройство) — когда появляются признаки паники, «несмотря на то, что я сутки голодал до встречи, я туда приду, а туалета не будет рядом» и так далее, вплоть до социальных фобий «вдруг я буду общаться к кем-то (чаще противоположного пола) и отойдут газы или срочно понадобится туалет». И только теперь большинство клиентов задумывается о работе с психотерапевтом, когда упущено слишком много, а состояние граничит с большой психиатрией.

Важно понимать, что мозг который работает с ошибкой и психотерапию воспринимает с ошибкой. Поэтому чем больше психологических расстройств клиент отмечает, тем больше для результата одновременно с психотерапией ему необходимо дополнительно влиять на «химию» мозга — медикаментозно, диетически и физически (включая отдых). И наоборот, одни только медикаменты не дадут возможности размотать клубок наработанных когнитивных ошибок, которые клиент может даже не помнить, не анализируя и не корректируя мы возвращаемся в точку «до лечения» и просто подсаживаемся на медикаменты. Безусловно и выбор специалиста имеет значение, поскольку в работе с психосоматическими расстройствами без доверия специалисту невроз саботирует и нивелирует всю проделанную работу. Вместе с тем важно понимать, что в отличие от психосоматического заболевания, где психолог может работать с врачом соматической практики, здесь уже простой психолог не поможет, а только медицинский (клинический или специальный), с привлечением психиатра, когда симптоматика зашла уже слишком далеко.

Часто когда клиент еще пытается решать проблему самостоятельно, те самые психологические и поведенческие проблемы, которые он у себя отмечает на самом деле являются не причиной расстройства, а следствием. Например, не расстройство появилось тогда, когда он стал конфликтным, а  он стал конфликтным, потому что его мозг начал ошибочно обрабатывать информацию полученную от других людей, и клиент не замечая когнитивных искажений начал допускать ошибки. Тогда он попадает в ловушку — самостоятельная коррекция поведения не получается, т.к. перепутаны причины и следствия, он борется с ветряными мельницами, огорчается и разочаровывается в себе, что приводит к усилению психосоматического расстройства. Такому клиенту важно понимать, что причина не в том, что он ленивый или недостаточно упорный, глупый, слабовольный и пр., а в том, что произошла ошибка в работе мозга, которую нужно исправить с помощью психотерапевта.

При этом в отличие от психосоматического заболевания в ситуации расстройства врач соматической практики может только усугубить состояние клиента, поскольку круг замкнется еще сильнее. Например, мы имеем симптом и лечим его препаратом который лечит болезнь, а не фантом болезни = результата нет, поскольку болезни нет = мы усиливаем дозу или добавляем другие препараты = результатов по прежнему нет, но от побочного действия начинают страдать другие органы, в т.ч. желудок и печень = токсические элементы усиливают искажения в работе мозга = психосоматическое расстройство усугубляется, пока врачу соматической практики не становится очевидно, что уже подключилась психиатрия. Приблизительно то же происходит, когда клиент старается корректировать когнитивные нарушения (память, внимание) медикаментозно или с помощью лошадиных доз кофе и энергетиков или наоборот, когда пытается излишнюю тревогу нивелировать алкоголем, мозг моментально реагирует на токсические элементы и расстройство усиливается.  

Вот почему важно отличать психосоматическое расстройство от заболевания и почему важна качественная диагностика, а не самолечение. Так, когда клиенту действительно плохо и больно, но врачи «ничего не находят», мы соблюдаем здоровый образ жизни, аффирмируем но это не помогает, нужно не оттягивать до большой психиатрии, а со своим психосоматическим симптомом обращаться к специальному психологу или психотерапевту.

Автор: Анастасия Лобазова, специалист по психосоматике, психолог-психотерапевт.