Резюме и мои компетенции

В современном мире, когда принтер, фотошоп и интернет доступны практически всем, сложно удивить кого-то многообразием дипломов и сертификатов. Поэтому я напишу не о том, где и как я училась, а что именно дало мне то или иное образование, в хронологическом порядке с 1999 года.

Лечебный массаж Людмилы Касьян — это не просто знание анатомии и патанатомии и не просто знание техники воздействия на тело. Самое важное и самое сложное что мне удалось освоить — это владение силой своих рук как инструмента. Строение тела, суставы, мышцы, кожа у людей разные, потому применение чрезмерной силы приводит к гематомам и усилению энергетических блоков, недостаточной — нивелирует весь лечебный эффект. Сейчас я не занимаюсь телесными практиками, однако по-прежнему автоматически стремлюсь настраиваться на физиологию пациента и распределять силу своего воздействия.

Сестринское дело — наш выпуск это специалисты широкого профиля, поэтому работа в соматических отделениях, инфекционке и кож.вен диспансере это обыденность. Благодаря же небезразличным врачам у некоторых студентов была возможность дежурить ночами и работать  не в совсем типичных условиях. Это найдет отражение в моих литературных пробах, здесь можно сказать только то, что значимым стало «волонтерство-обучение» в род.зале и гинекологии, в реанимации и хирургии, в морге и в психиатрии (где я таки осталась работать после).

Традиционная китайская медицина — постоянное неоконченное обучение, которое вряд ли имеет свой финал. Я предпочитаю китайскую философию всем другим именно потому что она «управляема». В ней нет разделения на тело и психику и от, казалось бы, незначительного воздействия на ту или иную сторону процесса мы можем получить глобальные изменения человека в целом. В психологии же результата воздействия заметен сразу. Психосоматическая диагностика Александра Култаева и Анны Забирник — это знание нормальной, здоровой психосоматики и понимание что нарушилось и что нужно сделать, чтобы вернуть человека в состояние нормы.

Кинезиология Ванды Домбровски — кроме всего того, что дает эта наука (физические действия, нагрузка и телесные упражнения помогают восстанавливать функции мозга), лично для меня это неоднократно апробированная реабилитационная возможность после кровоизлияний в головной мозг. Я знаю многие используют кинезиологию и в обучении, и в повседневной психологии, и даже в бизнесе, однако мое направление это восстановление утраченных функций того или иного органа вследствие перенесенной травмы.

Метафоры тренера НЛП Веры Даниловой — это незаменимый инструмент любого психотерапевта. Мы много учились этому и в позитивной психотерапии и в гипнозе — везде, где есть психологическая защита, а тем более в психосоматике — без метафоры никак. Но создать метафору и уметь ее интерпретировать — это навык, который нужно оттачивать постоянно. Тонкость создания метафоры заключается в том, чтобы объединить 2 дихотомии — быть приемлемой для каждого индивидуально и быть безопасной для психологических защит.

Позитивная психотерапия и психосоматика — для меня в большей степени это структура психосоматической диагностики. Динамический опросник, первичный психосоматический опросник, индивидуальная интерпретация симптома  — это то, что должно быть в работе любого специалиста по психосоматике на мой взгляд.

Психосоматическая медицина для меня это Марк Воронов и знакомство с Хосписом. Благодаря нашему тесному взаимодействию с его стороны это протекция и возможность быть знакомой с ведущими специалистами в области психотерапии, слушать лекции и присутствовать в т.н. балинтовских группах, что дает виденье психосоматики с разных сторон и направлений, с позиции Востока и Запада, с позиции науки и философии, с позиции медицины и психологии и т.д..

Метод Хосе Сильва во всех его интерпретациях и у всех доступных преподавателей включая Романа Борсука и Анджея Войцукевича — кроме того, что это начало моего пути в сторону раскрытия неиспользуемых нами ресурсов мозга, это очень важный вспомогательный элемент для создания трансовых текстов и обучения клиентов техникам релаксации и визуализации, самостоятельной работы в недирективном трансе, в дополнение к Эриксоновскому гипнозу, который вместе с Трансактным Анализом я осваивала в рамках обучения на  Семейного психотерапевта. В последнем транскультуральный подход во многом научил не занимать чью-либо сторону в конфликте, стремиться быть объективной и не судить с точки зрения своей философии, а разбирать ситуацию через призму той веры, той философии и культурной традиции, которой представлен клиент.

Магистр психологии это финал моего гос.обучения, т.к. изначально окончив  факультет практической психологии  в ХИ МАУП я работала психологом в школе, и понимая что без психотерапии мне не обойтись, я решила закончить магистратуру.  Однако для меня это не просто «формальность», для меня это более глубинное понимание методологии научного знания, эксперимента и грамотного исследования, для того, чтобы после можно было сказать, что и с какой вероятностью действительно соответствует научной психосоматике, а  что является просто верой или точкой зрения.

С 2006 года я активно участвую в различных конференциях и как спикер и как слушатель. Всегда рада приглашениям в сфере новых достижений медицинской психосоматики и работы с травмой. Прохожу обучение, которому нет конца и края, но новые знания уже больше носят практический характер, дополнение, т.к. я знаю чего я хочу достигнуть в психосоматике и не рассеиваюсь на простой набор тренингов и методик. Поэтому я не стремлюсь фиксировать их в виде дипломов и некоторые мероприятия посещаю ради общения с интересными коллегами;). Сейчас я осваиваю фитотерапию и китайскую медицину. Это очень глубинный и сложный путь. При всем этом, с самого начала моей практики я являюсь частным предпринимателем и всегда работаю официально.